Как оказалось не все так просто в братском государстве с производством первой в мире вакцины от коронавируса. С помощью эксперта разбираемся в чем загвоздка.

В России не могут наладить масштабное производство вакцин от Covid-19. В чем причина?

Российская Федерация стала пионером по разработке и внедрению в массовое производство вакцины от коронавируса. Но ее поставки пока под вопросом.

Как скоро в Беларуси может начаться массовая вакцинация от Covid-19Почему так происходит, поясняет доцент РЭУ им. Г. В. Плеханова Ольга Лебединская.

В планах российских производителей вакцины на 2021 год, согласно информации Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), производство 1 млрд доз вакцины «Спутник V». В дальнейшем намечено ежегодное производство в тех же объемах.
Такая практика позволит делать прививки от коронавируса для полмиллиона жителей 50 стран зарубежья. Речь сегодня идет о тех государствах, которые сделали предзаказ на российскую разработку.
На сегодняшний день в числе таких стран:

  • Мексика — 32 млн доз «Спутника V»;
  • Бразилия — 50 млн;
  • Индия — 100 млн;
  • Узбекистан — 35 млн;
  • Непал — 25 млн.

В Беларуси уже налажено производство и по данным  Минздрава Беларуси, первую партию вакцины «Спутник V» в лабораторных условиях планируется растиражировать в оставшийся период 2020 года. А масштабное производство препарата начнется в 2021 году.

Как недавно отметил гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев, выполнение обязательств по экспортным поставкам увязано с локализацией производства вакцины на территории других стран. Речь идет об Индии, Бразилии, Южной Корее и Китае. Это предусматривают действующие соглашения с ведущими иностранными фармацевтическими компаниями.

Но если иностранные производители практически готовы выполнять намеченные планы, то в самой России в июле-августе царят пока противоречия между заявлениями и действиям чиновников различных министерств и ведомств.

Тот же Дмитриев летом организовал дискуссию о возможностях российской фармацевтики к концу года выполнить заказ в 30 млн доз вакцин для внутреннего потребления. Этот объем позволил бы дать старт массовой вакцинации в РФ.

В августе, во время регистрации «Спутника V», глава Минздрава Михаил Мурашко анонсировал начало выпуска этой вакцины в том же месяце. Но ускориться и выйти на коммерческие объемы почему-то не вышло. В итоге уже в октябре министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров озвучил совсем иные планы.

«Мы ставим перед собой такую задачу по производству: 800 тыс. доз в ноябре, на 1,5 млн планируем выйти в декабре, 3−3,5 млн — январь. И дальше этот масштаб увеличится кратно. То есть мы будем в состоянии производить 15 млн в месяц весной следующего года», — заверил тогда Мантуров.

VWVW

Спустя две недели после этого заявления, в начале ноября, вице-премьер Татьяна Голикова, куратор здравоохранения от Кабмина, рассказывала депутатам в Госдуме всего о 500 тыс. доз вакцины, которые могут быть выпущены в ноябре, 1,5 млн — в декабре — январе, 3 млн — в феврале — марте и 6 млн — начиная с апреля 2021 года.

Такой вот спад возможностей перед потребностями объясняется слабой ресурсной базой и полтысячи предприятий российской фармацевтической отрасли просто не в состоянии справиться с большими объемами.

При все при этом фармацевтике удалось превзойти самою себя на стадии ввода вакцин в оборот. Если ранее на процесс от разработки до внедрения в производственный цикл отпускалось 3-5 лет, то «Спутник V» благодаря форс-мажору вышел на производственную стадию очень быстро.

Конечно в таких интенсивных условиях производители сталкиваются с неудачами. Тестовые партии «Спутника V» в ряде случаев не проходят контроль качества со стороны разработчика — Центра эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи.

Получается, что у России есть условный рецепт собственной вакцины от коронавирусной инфекции, но выпускается она в ограниченных объемах. То же самое ожидает и другие разработки. Сейчас речь идет о вводе в гражданский оборот еще двух препаратов.

Что касается «Спутника V», то его официальные производители «Биннофарм», «Р-Фарм», «Генериум», сейчас активно укрупняют и модернизируют производственные мощности. Активно закупают биореакторы. Но на отладку и логистику все равно уйдет еще немало времени.

Для фармацевтических предприятий нужно «сырье» — активные фармсубстанции (АФС). До недавнего времени Китай производил около 3 млн тонн АФС, занимая почти 70% мирового рынка. С января по ноябрь текущего года на фоне пандемии коронавируса Поднебесная сократила поставки на 45% в натуральном выражении. В свою очередь, и другой крупнейший игрок, Индия, также приостановил экспорт 26 субстанций.

Освободившуюся нишу постарались занять Швейцария и Италия, однако, для импортеров замена не вполне равноценная. Хотя бы потому, что цены у европейских поставщиков заметно выше.

И тут вновь образовалась «пробка» в процессе так как собственным сырьем Россия сегодня себя обеспечить не может. Российские предприятия сегодня способны обеспечить внутренний рынок АФС всего на 6,8%. Конкретные шаги в импортозамещении сделаны. В частности, недавно построены два завода — один в Братске, второй в Тюмени. Однако с выводом их на проектную мощность дефицит АФС не исчезнет.

Как оказалось на примере коронавирусной вакцины, Россия столкнулась с проблемой, которую несут иностранные производители, работающие на ввозимом сырье или запчастях. Для фармотрасли выяснилось, что производство 80% российских препаратов зависит от поставок сырья из-за границы.

За 2016−2019 годы импорт субстанций вырос в 2,3 раза в денежном выражении и в 1,5 раза в объемах.

Получается, что многие проблемы, возникшие при организации производства вакцин от Covid-19, были неизбежны. И от решения их зависят не только сроки проведения массовой вакцинации россиян. На кону — вывод российской экономики из кризиса.

 

Оставить комментарий

Вверх