Уклонение родителей от возмещения расходов на содержание своих детей, а в большинстве это так называемые обязанные лица, иногда заканчивается колонией. Но всегда ли оправдана такая мера? Этот и другие вопросы корреспондент "ПП" обсудили с юристом.

Почему так происходит, мы разбирались с юристом Вероникой Ивановой:

Это болезненная тема, сокрытая от глаз простых людей.

По опыту своей волонтёрской правозащитной деятельности я часто общаюсь с женщинами, прошедшими места лишения свободы. Повседневность и практика очень отличаются от теории.

Уголовный кодекс полон не применяемых в жизни статей. А есть статьи, составляющие едва ли не половину всех судебных процессов. Одной из таких распространённых статей является ст. 174 УК Республики Беларусь «Уклонение родителей от возмещения расходов на содержание детей…».

Как правило, такая статья разделяет жизнь людей на «до» и «после» и практически нет людей, которые бы реабилитировались после осуждения по такой статье.

Государственная пропаганда изо всех «рупоров» призывает рожать, рожать и ещё раз рожать. Многие поддаются на эти уловки, заманенные перспективой получения пособий и дармового жилья. Но на деле, оказывается всё не так просто.

Потребности детей растут с каждым днём, а пособие имеет свойство заканчиваться и кредиты нужно выплачивать.

Новоиспечённые родители оказываются один на один с ворохом проблем. Не все с ними справляются. Одних сложности мотивируют прилагать больше усилий, другие начинают стремительно съезжать вниз по социальной лестнице. Кто-то начинает злоупотреблять алкоголем, а там, где алкоголь, там – нищета, драки и неустроенность.

Вот тут-то у государства просыпается бдительность. И дети, как правило, достаточно быстро оказываются в государственных учреждениях.

Казалось бы, новые граждане – будущие налогоплательщики, пополнение человеческого ресурса. Тут радоваться бы! Но, нет, по мнению государства, родители, лишённые права воспитывать своих детей, обязаны продолжать их содержать.

Когда государство устанавливает минимальную зарплату, такое ощущение, что никто не задаётся вопросом, реально ли за эти деньги прокормить детей? А счета, выставляемые родителям, лишенных своих детей, часто поражают своими цифрами.

Возьмём информацию с сайта Министерства защиты населения:

  • Пособие семьям на детей в возрасте от 3-х до 18 лет составляет 129 рублей 6 копеек, если мать находится в декретном отпуске;
  • Ну при этом, за содержание в госучреждении девочки в возрасте от 14 до 17 лет государство требует с родителей 242 рубля 6 копеек.

И если допустим, что в семье изъяли двоих детей, то ежемесячно, необходимо платить родителям – 470-500 рублей. А ведь ещё надо самому за что-то жить. Да, на долг ежемесячно начисляется пеня, и долг растёт…

Уровень местных зарплат известен всем. Более того, как только ты становишься обязанным лицом, устроиться на хорошо оплачиваемую работу, практически нереально.

Казалось бы, тут государство проявляет защиту и вводит квоту. Но часто уровень зарплат на этих местах не позволяет компенсировать даже расходы по содержанию детей. И даже если человек исправно работает, каждый месяц, его долг увеличивается в геометрической прогрессии.

Часто люди не выдерживают такого, начинают пить и бросают такую работу. И тут они попадаю под действие статьи 174 УК. Лица, осужденные по этой статье не попадают ни под амнистии, ни под условно-досрочное освобождение, ни под замену режима.

Большая часть контингента женских колоний – это лица, осужденные по ст. 174 УК РБ. Это официальная статистика.

Обязанные лица становятся по сути рабами: Разбираем с юристом историю пинчанки с клеймом "обязанное лицо"

Екатерина, которая отбывала наказание по ст. 174 УК рассказала:

«…В колонии, нам разрешено было тратить на себя ни более 54 рублей в месяц, даже если эти деньги тебе прислали родственники.

И надо понимать, что при покупке в магазинах внутри колонии, цены, как правило, в полтора-два раза выше, чем в обычных магазинах.

На нас не распространялось даже действие трудового кодекса: не действует ограничение 8-часового трудового дня. Существует норма, которую ты должна за день сшить и если ты не умеешь шить – это становится глобальной проблемой. Если я не успела за 8 часов выполнить норму, то буду шить до утра.

Мы шили форменную одежду для сотрудников милиции.

При условии полного рабочего дня, я получала на руки 23-25 рублей. За эту сумму нужно было так выкрутиться, чтобы купить себе все самые элементарные вещи, без которых жить там невозможно.

По итогу, когда я освободилась из колонии, мой долг стал ещё больше, чем до посадки.

Это не объяснимая мной ситуация…».

Вероника Иванова:

Я сидела в одной камере в Пинском ИВС с женщиной, которая была лишена прав только на одного ребёнка. Ребёнку уже 28 лет, а она до сих пор выплачивает возмещение расходов за то, что ребёнок находился в приюте.

На момент моего знакомства с ней, она ждала вынесение приговора по той же ст. 174 УК.

Практического смысла во взыскании этих расходов я не вижу.

По нашим с ней скромным подсчётам затрачиваемые трудовые ресурсы на условно-исполнительную инспекцию, службу участковых инспекторов, сотрудников департамента исполнения наказания превышают денежный эффект от взыскания с нерадивых родителей.

И если бы это способствовало хотя бы исправлению людей, то можно было бы закрыть глаза на ущерб бюджета. Но по факту: люди под таким давлением стремительно деградируют.

По моему мнению, белорусская система исполнения наказания не несёт исправительного характера, а является сугубо карательной системой, формой узаконенного рабства».

По официальной статистике по количеству лиц, осужденных к реальному лишению свободы на душу населения, мы находимся на почётном 3 месте в мире. Больше, чем у нас людей за решеткой только в России и Турции.

 

 

Оставить комментарий

Вверх