Как ранее анонсировал Лукашенко, в республике накануне ВНС было проведено социсследование, которое показало, что рейтинг доверия власти сегодня 66,5%.

Кто проводил исследование

Аналитический центр ЕсооМ, руководитель которого Сергей Мусиенко вчера на пресс-конференции рассказал об итогах социсследования, известен в республике с 2003 года.

Владелец торговой марки ЕсооМ —  ООО «Медиафакт-Эко». Компания позиционирует себя, как независимый частный центр, который специализируется на проведении социологических и маркетинговых исследований, политическом и управленческом консалтинге. Сергею Мусиенко в уставном капитале принадлежит 50%.

В июле 2020-го TUT.by писал о деятельности ЕсооМ:

Как следует из профайла ЕсооМ, в центре на постоянной основе работают 9 сотрудников. Для реализации крупных проектов в рамках временного подряда привлекаются опытные специалисты и эксперты по различным актуальным направлениям. В числе кураторов соцслужбы указаны заведующий кафедрой социологии БГУ, член-корреспондент НАН Беларуси, доктор социологических наук, профессор Александр Данилов и доктор социологических наук Сергей Шавель.

С 2004 года Аналитический центр ЕсооМ является традиционным партнером Центризбиркома. Он входит в число компаний, которым разрешено проводить соцопросы и экзитполы на выборах (опросы на выходе с избирательных участков). Кроме центра, такое право дано еще 8 госструктурам.

Что показало социсследование

Сергей Мусиенко на пресс-конференции прокомментировал результаты социологического исследования «Социальное мышление»:

Уровень доверия Президенту, по этому большому опросу, составил 66,5%. В телефонном опросе, которым мы предваряли это исследование, было 74,2%, — отметил Сергей Мусиенко. — Наибольший уровень доверия армии — 69,2%, церкви — 66,8%, правительству — 57%, правоохранительным органам — 51,9%». По словам Сергея Мусиенко, как правило, после большой политической кампании эти цифры снижаются.

Кроме того на конференции были озвучены следующие цифры: оппозиции не доверяет 63,4% респондентов, доверяет 17,2%.

 Когда задаются открытые вопросы — «Назовите лидера оппозиции» — практически единицы называли людей из старой когорты оппозиции. Эти 20-25 лет их борьбы с «режимом» вылились в то, что из 10 тыс. ответов 3-4 человека называют того, кого считают постоянным ньюсмейкером. Пришли новые люди — их называют и часто путаются, — рассказал Мусиенко.

Справка:

Республиканский опрос общественного мнения проводился по заказу БЕЛТА с 12 января по 8 февраля Аналитическим центром ЕсооМ с привлечением фонда «Украинская политика» и во взаимодействии с аккредитованными в Беларуси социологическими центрами.

С использованием бумажных анкет и планшетов опрошено 9896 респондентов в 108 населенных пунктах всех регионов Беларуси с соблюдением принципа репрезентативности для населения Беларуси от 18 лет по полу, возрасту, уровню образования, типу населенного пункта и региону проживания респондентов. Статистическая ошибка выборки не превышает 2,5%.

Что известно о содержании анкеты

Ранее в соцсетях появились фотокопии предполагаемого опросника. Об этом мы писали:

Лукашенко заявил, что в соцопросе накануне ВНС приняли участие 10 тысяч человек

Доктор философских наук, гендиректор Киевского международного института социологии (КМИС), профессор кафедры социологии Университета «Киево-Могилянская Академия» Владимир Паниотто  прокомментировал качество этих материалов TUT.by:

— Я предполагаю, что это интервью «лицом к лицу». В целом анкета выглядит достаточно профессиональной, большинство вопросов не вызывает замечаний. Однако, если проводится большой опрос, анонсированный властью, для того чтобы прекратить кривотолки и показать поддержку населения, то ожидаешь увидеть там вопросы об оценке основных проблем, которые привели к массовым и продолжительным митингам, — считает эксперт.

VWVW

Прежде всего, по словам Владимира Паниотто, это вопрос о том, как респонденты проголосовали на прошедших выборах, за кого отдали свой голос. Это типичный вопрос в постэлекторальных исследованиях, хотя он иногда имеет так называемый гало-эффект и несколько завышает рейтинги победителя. По мнению собеседника, это тем более было бы выгодно Александру Лукашенко, если он действительно был победителем.

— Вторая проблема, которая вызывает массовые протесты и влияет на международный имидж Беларуси, — необычная жестокость правоохранительных органов при подавлении протестов, это обсуждается многими информационными агентствами мира, — продолжает социолог. — В украинских СМИ даже действия российских силовиков (а Украина фактически находится в состоянии гибридной войны с Россией) не вызывают такого осуждения, как белорусских. Было бы уместно спросить, считает ли население действия милиции адекватными, чересчур жестокими или чересчур мягкими.

Постановку вопроса «Насколько обоснованы действия государства на пресечение уличных акций» Владимир Паниотто считает лишь очень завуалированной и опосредованной:

— Обоснованность — одна проблема, а жестокость — другая. Действия могут быть обоснованными, но совершаться с ненужной жестокостью. Между прочим, в трех наших опросах во время Майдана 2013 года респонденты называли излишнюю жестокость силовиков основной причиной их выхода на Майдан. Хотя и не оспаривали необходимость очистки площади для установки новогодней елки, то есть не сомневались в обоснованности действий. Возмущение вызвала жестокость, проявленная при этом.

Эксперт также выделил некоторые недостатки в отдельных вопросах:

— В шестом вопросе спрашивается, оказывают ли акции протеста негативное влияние на качество жизни населения. Очевидно, что оказывают. Логично было бы далее спросить, кто в этом виноват — власть привела к этому своими действиями или протестующие. Или спросить, влияет ли фальсификация выборов на качество жизни населения. Тогда вопросы были бы сбалансированными. А так это выглядит как вопрос для пропаганды борьбы с протестами, независимо от того, справедливы они или нет.

В десятом вопросе нет варианта ответа о ближайшем соседе — Украине. Респондент может попросить дописать, но это, как говорит Владимир Паниотто, снижает процент в 5−10 раз.

— Вопрос № 11 об отношениях с Россией не очень удачный, несбалансированный, нет всех вариантов и нет варианта «ничего не менять, оставить все, как сейчас». Вопрос № 19 о том, созданы ли условия для реализации базовых ценностей, звучит как исследовательский вопрос, а не вопрос для респондента. Перечислены базовые ценности, например, «друзья». И что имеется в виду в опросе, что должно сделать государство для реализации такой ценности, как друзья? — спрашивает эксперт. — Открыть государственную службу знакомств? Стимулировать развитие социальных сетей? Какой-то непонятный и неудачный вопрос.

Блок вопросов в пункте № 20 социолог назвал слишком длинным. В нем просят оценить актуальность проблем, и наряду с такими понятными проблемами, как потеря работы или задержка зарплаты появляются «массовые акции протеста»:

— Во-первых, эти акции сразу заносятся в категорию проблем. Очевидно, что это проблема для власти, но в чем тут проблема для респондента? Неясно, что имеется в виду под их актуальностью как проблемы. Участвует ли он в них, и поэтому они для него актуальны, или не участвует, они ему мешают, и поэтому это для него актуальная проблема. Ну и нет симметричных пунктов — угроза стать жертвой силовиков во время протеста, угроза попасть в тюрьму и так далее, — замечает собеседник. — В вопросе № 22 уточнение в скобках не соответствует вопросу.

Кроме опросника, добавляет Владимир Паниотто, на результаты опроса будет влиять корректность выборки и степень искренности респондентов.

— В условиях подавления протестов, широкомасштабных арестов, резких высказываний в СМИ обеспечить искренность респондентов — непростая задача. Как будут представляться интервьюеры (будут ли они рассматриваться респондентами как люди не заангажированные), есть ли доверие к организации, проводящей опрос, поверят ли респонденты в конфиденциальность данных, каким будет процент отказов — все это решающим образом скажется на надежности и обоснованности полученных результатов.

Оставить комментарий

Вверх